Источник (fb2) | КулЛиб — Скачать fb2 — Читать онлайн — Отзывы

Источник (fb2) | КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы Гаджет

Глава 11. круги на воде

Восемь лет, целых восемь лет. Что будет дальше, я очнусь когда мне будет уже восемьдесят и пора будет умирать? Я хочу жить. Хочу прожить сам эту жизнь.

Я не согласен с таким раскладом.

Можно предположить что Лакки что-то уловил и пытается меня заглушить. Но я его даже не чувствую.

Передо мной стоит Ира. Та самая девочка с взрослыми глазами. Только ей уже давно не тринадцать. А ведь в последний раз, я видел ее именно тогда, когда она только-только научилась снова видеть. Наверное тот Сергей в чьем теле я нахожусь, виделся с ней с тех пор, а я нет.

Она стала красивой и стройной девушкой. Как же она выросла. Подумать только та девочка и эта красавица один и тот же человек.

Целых восемь лет которые я не жил.

А если вникать в то как это время прошло до Сергея версии один, Можно с уверенностью сказать, что он тоже не жил. Только вот по своей воле. Взаперти. И все эти годы он сам принимал такое решение.

Да-да, восемь лет привязанный к своему кабинету выращивал гаджеты.

Но ладно, хватит себя жалеть. Надо бы разобраться что вообще здесь происходит.

Ирина уже несколько минут мне что-то говорит но я не слушаю, не могу воспринимать.

— Ты ведь сам понимаешь насколько сложно это контролировать. К тому же тот парень был инвалидом, он просто не мог ходить.

— Но он же совсем подросток, чуть старше чем была ты когда получила гаджет, а мы давно решили что это группа риска. И не важно кто его родители или сколько хорошего он сделал до получения гаджета.

— У нас слишком мало наставников, ты ведь сам мало кому доверяешь. А учитывая постоянный прирост, нам просто не хватает людей. И не забывай еще что нужно заниматься компанией.

— Ира, это ведь риторический спор. Тот школьник паралитик, раскидал четырнадцать бойцов элитного подразделения спецназа. Трое из них в очень тяжелом состоянии. Да, и еще он почти разорвал бронированную машину напополам. И все это есть на записях.

— По сравнению с тем что творил Алан, это детский сад.

— Алан не попадался. — я почувствовал как мое лицо скривилось. — Я знаю что это звучит гадко. Но он не подвергал опасности нас. Этот парень буквально указывает откуда ноги растут. Ведь он был победителем в том конкурсе что я лично объявлял. «Силачи духа».

— Ну слушай. Мы уже довольно долго так живем и такие случаи повсеместны. Ну чего ты продолжаешь бояться, всем плевать. Для обычных людей мы как феи, или лесные гномы. Мы как сказочные герои, любые истории о нас воспринимаются как сказки.

— Что с тем парнем? — я пропустил мимо ушей слова Ирины.

— Нормально с ним все, сейчас с родителями в Кактусе.

Так, что еще за кактус? Пытаюсь найти воспоминания об этом в своей памяти. Ага, кактус это город что мы построили прямо посреди пустыни. Там были никому не нужные безжизненные пески. А теперь там город будущего. Обалдеть.

— Ира, ты ведь тоже не все знаешь. На самом деле на нас очень часто выходят. Нам пока удается сдерживать повышенный интерес, но это не будет продолжаться бесконечно. Нам нужен план конкретных действий как это предотвратить.

— Ну эта ситуация была, что называется форс-мажорной. Мальчик заступился за своего соседа. Кстати его зовут Игорь. Так вот, когда Игорь был маленьким, сосед часто заступался за него, и не давал в обиду другим детям. Игорь почувствовал что соседу грозит опасность, и не разобравшись стал спасать старого товарища.

— Так, а при чем тут спецназ?

— Как оказалось, тот сосед состоял в группировке радикалов, и готовил ряд подрывов по их городу. Вот спецназ и приехал предотвратить трагедии. А когда все началось, мальчик уже не останавливался. Благо там были люди из наших, успели вмешаться. Но все уже было сделано. Ну ты знаешь. И самое обидное, сосед схватку не пережил. Не удалось Игорю вернуть долг.

— Да уж.

— А в целом, мы и так уже провели немалую работу. Мы больше не позволяем распространять гаджеты среди родственников без тщательных проверок. Запустили социальные программы реабилитации нравственности и морали. Я кстати сейчас председательствую в программе «Гражданин номер один».

— У тебя ведь были хорошие ребята, ты говорила что на них можно положиться.

— На них можно будет положиться, а пока за ними самими постоянный присмотр нужен. Не знаю что там с твоими гаджетами происходит. Но либо люди с каждым годом тупеют, либо гаджет что-то делает с людьми.

— Не думаю, правда скажу тебе по секрету, я научился вкладывать некоторые запреты. Гаджет стал способен защищать себя. Это только эксперимент, но вроде работает. Люди в первое время не могут говорить о гаджете с посторонними, а еще не могут подвергать нас опасности раскрытия, ну в идеале.

— Интересно конечно, но мне нужны толковые люди.

— Ты можешь использовать всех кого сама вербовала.

— Так вы сами поручаете мне одну молодежь. Можно мне попробовать взять большее количество людей, как Игнату?

— Ну ты ведь сама знаешь, Игнат может просчитывать не только людей, но ситуацию в целом.

— И при этом, тот парнишка, был сыном его подопечного. И именно я улаживаю сейчас эту проблему.

— Ладно, закончи дело, а потом обсудим. И все-таки я очень рад тебя видеть. — Я приобнял девушку за плечи. — Ты отца давно видела?

— Да, давненько. Он сейчас грезит своей миссией по колонизации. Мол наша миссия точно будет успешной. С ним даже говорить невозможно. Ты говоришь с ним, а он смотрит в пространство и думает о своем, отвечает машинально.

— Главное что у него есть цель. Ты еще замуж не надумала выходить?

— Очень смешная шутка. Уж кому-кому, а тебе должно быть стыдно спрашивать меня о таком. Сам-то когда в последний раз покидал эту свою темницу?

— На это есть свои причины.

— Знаю я твои причины в соседнем кабинете, но отдых тебе тоже необходим. Из какой бы стали ты не был сделан, в мире ничто не вечно. Если ты сломаешься, от этого всем будет плохо, а от пары дней ничего не произойдет.

— Я очень хочу устроить себе отпуск. Но я боюсь отсюда выходить. Кажется стоит мне покинуть свой кабинет, и все начнет рушиться. Возможно у меня развилась агорафобия.

— Ладно, мне пора.

Девушка поднялась с кресла в котором располагалась на протяжении разговора. Подойдя ко мне она чмокнула меня в щеку.

— Ну провожай меня. — Она направилась к выходу, но к другому. Он располагался в задней части комнаты и был тщательно замаскирован. Очень мало людей знало об этой двери. К тому же никто кроме Ирины не заходил в эту дверь и не знал что за ней.

Почему она уходит именно так? Никто не должен знать что она приходит ко мне с отчетами. Официально, она меня не поддерживает. Ирина буквально один из лидеров недовольных моим лидерством.

— Подумай о моих словах, — сказала девушка на прощанье.

Ох, сколько всего произошло.

Я осторожно пытался найти информацию о периоде на протяжении которого я был в отключке. И нашел немало.

За последние семь лет, наша община стала состоять более чем из двухсот тысяч человек. Кажется что это очень много, и это на самом деле так. Но по сравнению с почти тринадцатью миллиардами людей что проживают на планете, это слишком мало.

Но следует порадоваться тому, что две трети этих людей, являются достойнейшими представителями человечества. В наших рядах ученые, экономисты, художники, инженеры и даже политики.

Да, мы хотели изначально как можно дольше миновать касту политического мира. Но нам нужно было прикрытие. Да и отбирали мы только самых надежных людей, ну насколько это было возможно.

А эти ребята, получив свой шанс, воспользовались им сполна. В наших руках были деньги, власть и защита.

Но полного единства не было. И многие задавались вопросом: а почему у нас во главе какой-то Сергей Ковалев? Да он хорошо говорит и дал нам всем беспрецедентный шанс. Но власть должна быть в руках людей которые умеют править.

Но самое смешное, если бы все эти ребята выступили одним фронтом, я бы конечно потеснился. Ведь моя задача просто клепать гаджеты. Но они не смогли договориться даже между собой.

Прав был Леха. Для эволюции мало стать всесильным, до этого нужно еще дорасти.

Следующим гостем был Марат. Отличнейший парень. Он получил гаджет чуть более двух лет назад. Когда мы с ним познакомились, оба почувствовали что мы родственные души. Так бывает, что мало кому в жизни доверяешь, и тут вдруг неожиданно находишь близкого друга. При чем он был братом одного из людей, что был в списке Алексея.

Сам Марат звезд с неба не хватал, но если бы в мире существовала премия за умение быть хорошим другом, Марат был бы среди финалистов.

Я попросил его присмотреть за Аланом. И несмотря на сложность ситуации, он принял решение помочь.

Алан настоящий психопат, о таких обычно снимают триллеры, или фильмы ужасов. И кажется что подобных людей на самом деле не существует. Но нет. Что-то с ним гаджет сделал. Либо просто развязал руки, и дал волю чему-то потаенному в его душе.

Я давно уже это для себя решил. Ни за кого он не мстил, ему был нужен только повод.

С другой стороны, он снимает много головной боли. Нам часто пытаются ставить палки в колеса. И пока мы думаем как поступить, на сцене будто бы из ниоткуда появляется Алан, и быстро решает все вопросы. Своими методами. Например люди просто исчезают навсегда. Вот такая чёрная комедия.

Помню кто-то предлагал позволить ему брать себе подопечных и учить молодежь. Но я с улыбкой отказал. Самое мягкое из предположений возникших у меня в голове, что он первым станет готовить армию каких-нибудь карателей-ликвидаторов.

— Помнишь группировку бедуинов, ну те которые окопались недалеко от кактуса? — спросил Марат.

— Помню-помню, они вроде наезжать на нас пытались. Мол мы их территорию заняли и живем на костях их отцов. Хм, так они же вроде отстали

— Ага, отстали. Я на всякий случай решил заехать на место их стоянки. На самом деле они не сами отстали. К ним Алан заезжал поговорить. Так вот, после того разговора похоже уже некому на нас наезжать.

— Там же человек пятьдесят боевиков было.

— Ага, и у меня даже запись есть. Посмотришь кинцо?

Он начал трансляцию видео из монокля на большой монитор.

Сначала на кадре было лицо какого-то парня. Он говорил на непонятном языке с надменным видом. Можно предположить что он сказал что-то вроде: «сейчас будем мочить городского пижона».

Он повернул камеру вперёд, на толпу людей которые громко о чем-то спорили. Секунду спустя раздался резкий хлопок. Надменная речь парня вдруг стала тревожной.

Из толпы, в воздух на добрых три метра подлетели два человеческих тела. Это явно были мужчины, но один из них верещал на такой тонкой ноте тонкой ноте, что если бы не кадры, Сергей решил бы что кричит крайне писклявая девочка.

Потом снова что-то произошло, из-за спин было не разобрать. Толпу разрезала широкая борозда. Уши резанул многоголосый хор криков боли.

Люди из толпы стали разбегаться и тут, что-то быстрое и стремительное ударило в камеру. Видео погасло.

— Я совсем недавно этим занимаюсь, но чувствую у меня скоро появится своя коллекция видео о похождениях этого парня.

— У тебя еще что-то есть?

— Еще одна запись. Не спрашивай как я ее достал. Это файл с его личного монокля.

— Ого.

Марат запустил следующую видеозапись. На ней Алан вел переговоры с довольно неприятным мужчиной в строгом костюме. Мужчину сопровождали охранники, но тому это не помогло.

Сначала Алан убил охранников, а потом взялся а самого инициатора встречи. Прежде чем убить его. Алан прошипел ему прямо в лицо:

— В вашем прогнившем мире ущербных животных, я царь зверей.

На этом моменте видео закончилось.

— Да, и кроме видеотеки, заведу сборник любимых цитат.

— Я мог бы сказать что тоже займусь этим на досуге, но на мой взгляд излишне пафосно.

— Но самое худшее не это. Некоторые из наших обращаются к нему для решения подобных ситуаций. То есть многие одобряют его поведение. Особенно его талант скрывать какие-либо свидетельства.

— Это к сожалению уже даже не секрет. А что касается скрытности, ты ведь нашел эти два видео.

— И это скорее подтверждение чем опровержение. Все таки он настоящий маньяк и при этом очень умный и хитрый. Мне все время кажется что не я нахожу эту информацию, а мне позволяют ее увидеть.

— Мне хочется сказать тебе: не будь параноиком. Но похоже что это наиболее вероятно.

— И еще. Что-то нехорошее назревает и довольно давно. Чувствую скоро будет серьезно штормить.

Похоже Марат и сам не представлял насколько оказался прав.

Началось все довольно безобидно. По всему миру, во всех информационных сетях стали всплывать новости о новом виде людей. Статьи чередовались с видео, фото, старыми репортажами подтверждающими эти бредовую на первый взгляд информацию.

И казалось бы, ну несут чепуху в сетях и ладно, но разные люди планомерно стали раздувать шумиху вокруг этих новостей. Пока только в сетях но страсти накалялись.

— Серег, конкретики я не вижу, но нужно эвакуировать всех наших. По крайней мере всех кого возможно, ну и бывших инвалидов в обязательном порядке.

Игнат с самого утра прибыл ко мне. Спустя полчаса после его приезда стали поступать тревожные вести.

— Александр Петрович думаю сможет это лучше всех организовать. У него больше всего ресурсов.

— Есть идеи кто это все затеял. Это ведь полюбому кто-то из наших.

Игнат усмехнулся.

— Забавно что мы думаем об одном и том же человеке и не спешим его называть.

— Нелогично, зачем было ждать столько времени. Да и жертвами пока не пахнет. Так легкое беспокойство, максимум беспорядки.

— Ну это только начало, боюсь все еще впереди. Что же касается причины, то тебе серьезно пора отправиться в отпуск.

— Игнат, ближе к делу давай.

— На дальнем востоке, у семьи геологов родился сын.

— Мои поздравления, но какое это имеет отношение…

— Его аура подтверждает, что младенец один из нас. Не смотря на то что за все время это первый ребенок, но цепная реакция началась.

— Значит, даже если я погибну или не смогу производить гаджеты, новой расе быть.

— С рождаемостью конечно нужно поработать, но у кого-то могли возникнуть мысли что ты больше не нужен.

— То есть скоро финал?

Игнат опустил глаза.

— Я не хотел с тобой видеться. Я не вижу возможностей иного исхода и ничего не могу сделать. Тебе пора покинуть свою раковину.

Тем временем в мире накал страстей приобретал все более высокий градус.

По крупицам, неведомый сценарист раскрывал перед людьми картину настоящей экспансии. При чем таких сюжетов было множество, от нашествия инопланетян до правительственного заговора. Ну бред же. Но каждая из таких историй находила свою аудиторию, а бесконечные подтверждения, львиная доля из которых были сфабрикованы, только повышали градус беспокойства.

Причины и методы захвата расписывали разные, но вот методы вербовки раскрыли до мельчайших подробностей. Всплыла видеозапись моих выступлений. Чудесные выздоровления после социальных конкурсов.

Все сводилось ко мне. С легкой руки журналистов меня прозвали нулевым пациентом.

Кто-то просто сливал наши схемы, и очевидно становилось, что это тщательно спланированная операция. Количество задействованных людей поражало. Вскоре эту тему обсуждали везде.

Агитаторы в сети, стали побуждать людей устраивать акты протеста. И люди вышли на улицы. Они наверное и сами не понимали против кого или чего они протестуют, но импульс был так силен, что люди просто не задумывались.

«Все это время нами управляла раса сверхлюдей.» — гласили посты, новости желтой прессы и транспаранты митингующих.

«Чудо или нападение похитителей тел?»

«Экспансия нашей планеты инопланетянами»

Подобной чуши было много. Подключились несколько именитых ученых.

Вчерашняя фантастика стала реальностью и людям пришлось это признать. — вещали они. Не знаю облегчило ли это ситуацию. Но похоже теперь не только фанатики всерьез озаботились этими новостями.

Игнат забил тревогу во время. Многие сетовали что все выглядит несерьезно, но Игната привыкли слушать.

По его настоянию, большая часть людей в чьих телах находились гаджеты эвакуировали в Кактус в первый день.

В первую очередь в Кактус отправляли тех кто засветился в хрониках, или благодаря гаджету избавился от болезней.

Под удар могли попадасть все люди, способные вызвать зависть по любому поводу. Были ли они слишком красивыми, или преодолели паралич, а может просто разбогатели.

Мы заняли выжидательную позицию,

Забавно что многие из тех что были недовольны моим лидерством, при вопросах что следует предпринять, разводили руками и указывали на меня. Мол вон виновник всех бед. Хотя бы здесь мы пришли к единству.

Я смеялся бы до колик над таким дешевым сюжетом, если бы это не происходило в реальности.

Первые дни было даже весело, все походило на парады фриков, но с каждым днем все больше становилось не до смеха.

Только новости сместили фокус на митингующих и легкие беспорядки, сеть взорвалась новыми видеозаписями прошлых осечек наших подопечных. То что раньше могло показаться постановкой и спецэффектами, приобрело теперь совсем другой характер. Конечно восемьдесят процентов этих материалов было просто красивыми видеороликами. Но людям было уже все равно.

Глава 5. выживание в лесу

Вся его работа на Леху, напоминала отдых в деревне.

Каждое утро Лакки отчитывался о проделанной работе. Эти отчеты были чем-то вроде рождественских сюрпризов, они вызывали бурю радостных эмоций. К тому же Лакки, при описании улучшений, использовал примеры, о которых с детства мечтал каждый мальчишка.

Гаджет:  Гаджеты в космосе | TV Mag

— Эффективность мышц спины, доведена до предела возможностей. — рапортовал Лакки. — Ты сможешь поднять над собой автомобиль весом тысяча триста килограмм.

Или

— Твой вестибулярный аппарат теперь более эффективен. Мышцы более эластичны, реакции усилены. Ты сможешь подпрыгнув с места сделать сальто 4 раза подряд.

— Где же ты раньше был? Вот если бы я был в школе, стал бы самым крутым парнем, — с шутливой досадой причитал Сергей.

Как показалось Сергею, Лакки использовал эти примеры опираясь на какую-то часть его личной памяти. Своей-то у него не было.

— Регулировка производства гормонов завершена. Теперь можно управлять состоянием организма в любых ситуациях. Если на тебя нападут хулиганы, ты будешь спокоен, и сможешь сам управлять уровнем адреналина.

Похоже Лакки, изучая мою память, охватил только школьные годы, — Сергей пришел к такому мнению, на первой неделе их совместной жизни с Лакки. Все что он презентовал было круто, но больше походило на исполнение желаний подростка.

Однако Сергея каждое новшество приводило в бурный восторг.

Леха относился ко всему спокойно, он просто снимал статистику, что-то изучал или рассчитывал. На каком-то моменте Сергею стало подозрительно Лехино спокойствие.

Ну как можно быть спокойным, после получения возможности управлять феромонами. Ведь одним запахом своего тела, можно привлечь к себе любую девушку.

У Сергея чесались руки. Ему хотелось в Москву, посетить какой-нибудь ночной клуб и похвастать перед друзьями, как он научился соблазнять девушек.

Пару лет назад, Алан звал Сергея на тренинг на котором учили как соблазнять девушек. Он убеждал что после этого, по любому все девушки будут их.

Сергей не пошел с ним.

После посещения того курса, у Алана довольно сильно выросли самооценка и эго. Правда всего на пару месяцев.

На этот раз Сергей ощущал в себе безграничную власть, и ему хотелось поскорее испробовать себя в деле.

Но Алексей был непреклонен. Иногда ограничивался выражением глубокого разочарования на лице и качанием головой. Иногда говорил Сергею пару нравоучительных фраз, которые действовали на Него как транквилизаторы.

Время до обеда, они как правило проводили в лаборатории. Алексей во время работы был мало разговорчивым, находился в своих мыслях, что-то высчитывал, делал заметки.

После, ровно на полчаса отправлял Сергея наверх, чтобы заполнить какие-то отчеты.

После обеда они обычно гуляли. Шли на спортивную площадку, или на небольшое озерцо, которое очень удачно оказалось недалеко от Лехиного дома. Пару раз уходили на несколько дней в лес. Эти походы нравились Сергею больше всего. Он подшучивал над Алексеем что тот как его папашка, учил его разводить костры без дыма, рыбачить, ловить дичь и готовить ее.

Лакки в голове Сергея учился вместе с ним, они будто закладывали общую память. Все книги прочитанные Сергеем, и навыки полученные им получал и Лакки.

По вечерам перед сном они с Лакки часто разговаривали. Сергей смеялся над собой, будто нашел воображаемого друга. Со стороны это и правда выглядело как помешательство.

Лакки с каждым днем в суждениях все больше был похож на человека. Сергей порой забывал с кем ведет диалог.

Через время он признал, что в лице Лакки, он нашел необычайно близкого и верного друга.

К первой модификацией Сергей пришел попросив Лакки улучшить его память.

Лакки тогда предложил, сделать что-то вроде отдельного модуля оперативной памяти, как у компьютера. Тогда Сергей мог бы обрабатывать больше информации, лучше ее запоминать и отфильтровывать лишнее.

Для Сергея весь мир будто открылся заново. Он прочитывал по несколько книг в день.

По вечерам у них с Алексеем завелась привычка беседовать на разные темы за чашкой чая. Они могли до поздней ночи сидеть в гостиной. Правда в основном рассказывал что-то Алексей. Несмотря на изученное Сергеем за последние дни, Алексей по каждой из тем, удивлял обширностью знаний.

Раньше, до эксперимента, они разговаривали только на бытовые темы, и то не часто. Теперь все было иначе.

Леха рассказывал про физику, химию, математику, психологию, или просто философствовал, иногда упоминал политику и историю. Алексей всегда говорил простым доступным языком, объясняя сложнейшие теории и гипотезы.

Сергей слушал.

— Ты пока не осознал в полной мере, к чему тебя ведет этот проект. — во время очередной беседы рассуждал Алексей. — В будущем тебе предстоит очень сложный выбор.

— О чем ты?

— Тебе предстоит выбирать, быть сверхчеловеком над людьми, или стать источником нового этапа развития человечества.

— Я тут при чем, это же твой проект.

— Моя слабость, — это неумение принимать серьезные решения. Во мне всегда боролись жажда изменять и улучшать окружающий мир с одной стороны, и любовь ко всему живому в первозданном виде с другой. Уважение к системе, которая сделала когда-то, жизнь возможной.

Я создал нечто, способное изменить все, но не смею принять решение и применить это.

— Но если это улучшение, почему ты боишься убирать недостатки? Ведь если уйдут все несовершенства, не будет и проблем. В мире станет меньше злости и несправедливости.

— В том то все дело, мы привыкли воспринимать мир через призму личных интересов. А по факту выходит, что именно несправедливость, проблемы и несовершенство делают жизнь возможной. Совершенна только пустота.

— Как-то пессимистично звучит, — усмехнулся Сергей.

— В тебе говорит твое восприятие. Все самое прекрасное в мире было создано в противовес порядку. Вселенная образовалась в следствии взрыва, в противовес пустоте. Любое проявление жизни, рождение чего-то нового происходит через стресс, через боль и это правильно. Именно эта боль запускает цепную реакцию, создавая нечто более сложное.

Алексей сделал долгую паузу. Эти паузы всегда присутствовали в его речи. Казалось дай ему волю, и он будет говорить по одному слову в минуту.

— Стремление к совершенству, — это стремление к пустоте, иными словами, — деградация.

— Ты совсем меня запутал. Гаджет это благо или вред?

— Благо.

— Тогда о чем ты переживаешь?

— У меня слишком оптимистичный взгляд на дальнейшее развитие событий. Мне видится, что гаджет сделает людей светлыми и добрыми, и мир превратится в утопию. Но это не соответствует законам вселенной. Возможности которые подарит мое изобретение людям, утопит мир в крови, и это правильно, но я не готов брать на себя такую ответственность. Просто боюсь.

— Я не во всем понимаю твою логику. Понятно что ты хочешь спихнуть эту ответственность на меня. Но я не против.

— Спихнуть, это самое верное слово. Но это не совсем так. Я очень долго думал. Наука, — это такая вещь которая так или иначе меняет мир. Мои изобретения делают мир лучше. Но гаджет, это уже нечто большее. Все что было прежде это детские игрушки. Сейчас дело пахнет великой войной, и я приму решение ретироваться. — Алексей криво усмехнулся. — Шанс на эволюцию человечества в моем лице перестал существовать.

— Но это тоже ведь не справедливо. Иметь ключи к счастью для всех, и не использовать их из-за собственного малодушия.

— Серег, ты достойный парень. И я не сваливаю на тебя ответственность, я делюсь с тобой шансом решить за всех. У тебя, так же как и у меня есть два выбора, оставаться счастливым самому, или подарить счастье миру, вкупе со всеми последствиями. А там решай сам, нажать спусковой крючок или передать эстафетную палочку следующему.

— Я не понимаю о каких последствиях ты говоришь. Почему обязательно это должно, как ты говоришь, утопить все в крови.

— Это нерушимый закон вселенной, Величина счастья, прямо пропорциональна размеру отрицательных последствий. Материя, рождаясь из вакуума, порождает такое же количество антиматерии.

— Хватит этой ученой чуши, ты сам говорил, что все относительно. Все что кажется плохим для людей, зачастую остается таковым только для людей. Через призму мира и хорошее и плохое едино. В материальном мире все является благом, это ведь твои слова.

— Да, и они абсолютно справедливы. Но я остаюсь человеком. Глядя через свою призму, я не смогу сделать этот шаг.

— Тогда объясняй. Как ты это все видишь и что там тебя пугает?

Алексей ненадолго задумался.

— Ты пока не осознал этого в полной мере, но с каждым днем ты получаешь возможности, которые есть только у сверхсуществ из мифов. Ты будешь становиться все сильнее и умнее, получишь огромную власть.

— Предчувствую, сейчас ты скажешь — Но.

Алексей выдавил из себя улыбку.

— Но, заключается в том, что дух в тебе изменится не сразу. Ты станешь богоподобным существом с желаниями обычного человека. И пока твое сознание не сравнится по развитию с твоим телом, не будет следующего этапа.

— Я буду обезьяной с детонатором от атомной бомбы.

— Именно. Твое тело теперь способно на такое, чем не мог похвастать Геркулес в лучшие годы. И при этом твое первое желание, поехать в ночной клуб и растратить эти возможности на подчинение заведомо более слабых самок. Не смотря на все твои моральные качества, первое что ты хочешь, это подтверждение своего могущества.

Сергей почувствовал что начинает краснеть.

— Ну это ведь обыкновенное ребячество, желание испробовать новое. — Сергей стал оправдываться. Алексей знал куда бить чтобы попасть в самую точку. — Если рассматривать меня через твои категории, я новорожденный, и стремлюсь познать мир. Как я узнаю к чему стремиться не ошибаясь. Весь прогресс мира это продукт удачных ошибок.

— Новорожденным не дают играться с крылатыми ракетами. Подумай, сколько ты один наломаешь дров пока научишься. Чем больше власти, тем страшнее последствия этих ошибок.

— Снова ты меня засыпаешь метафорами. Ну снял бы пару девушек, велика беда. Или я чего то не понимаю. Я хочу прямого понимания, на уровне человека. Расскажи на примере.

Алексей немного подумал.

— Что случилось бы с обществом, если бы обезьяны от которых мы произошли, зачатки разума использовали исключительно для обеспечения себя?

— А разве все не так обстоит? По-моему каждый только для себя и старается.

— И после этого ты меня называешь пессимистом, — Алексей улыбнулся, первый раз за весь разговор. — Нет, есть коммуникация, институты. Я вот о чем говорю, представь что есть весьма полноценный человек, даже образованный и умный, но в целях у него только раздобыть пищу и защитить территорию, представил?

— Ну в общих чертах да.

— Тогда вернемся к вопросу, что случилось бы с обществом, если бы каждый был таким?

— Не было бы никакого общества.

— Именно. Развитие есть только в коллективности и самоотдаче. И сейчас происходит то же самое. Мы получили доступ к способностям богов, тех самых о которых тысячелетиями вещали пророки. Но в головах и душах мы те же обезьяны, которые не придумали как создать общество.

— Не понимаю твоей мысли.

— Пока мы не придумаем новый смысл, новую мечту, эволюция не состоится. Человек не может хотеть того, к пониманию чего он даже не приблизился. Цену за это достижение я озвучивал.

— Никто и не приблизится, если гаджет так и останется только у меня.

— А общение со мной идет тебе на пользу. — Алексей сначала улыбнулся, а потом тихонько засмеялся — Похоже тебе в первый раз удалось загнать меня в тупик.

Смех Алексея, казалось развеял какую-то удушливую пелену. Только сейчас Сергей понял, насколько напряженным был этот разговор. Он обнаружил что уже несколько минут сидит на краю кресла напрягшись и вцепившись руками в подлокотники.

Он заставил себя расслабиться и откинуться на спинку кресла. На столике перед ним стоял начавший остывать чай.

Сергей потянулся к чашке. Про себя отметил, что до появления в его жизни Лакки, в подобных ситуациях его руки обычно сильно дрожали.

Он сделал небольшой глоток и поставил чашку обратно.

— С чего ты взял эти мысли про реки крови.

— Это природа человека, — незамедлительно продолжил Алексей. — В каждом человеке живет жажда власти. Каждый хочет быть во главе, давлеть хоть над чем-то. Во времена первобытных людей все было проще, правота достигалась, ударом камня по голове. Сейчас мы так не делаем, и далеко не из-за пропагандируемых философами норм морали.

— Здесь ты не прав, у меня нет желания лупить тебя чем-то.

— Мы оба друг друга чем-то лупим, просто камни приобрели метафоричный характер.

Эпоха гаджета, откроет дорогу новым возможностям, и каждый захочет это использовать. Кто-то, как ты устремится по девушкам, но многие, захотят власти. С моралью человека, гаджет останется разрушительным оружием и не более.

Алексей о чем-то задумался.

— На первое время.

— Что?

— Ну вначале может и будет революция, битва за правоту, и так далее. Но я думаю, что осознание этих твоих новых целей, придет раньше чем люди истребят друг друга.

В гостиной ненадолго повисла тишина. Каждый думал о чем то своем.

— Мне не дает покоя один вопрос. — Нарушил тишину Сергей.

— Да, какой?

— В тебе ведь тоже гаджет?

***

Сергей, проснись.

Он разлепил глаза.

Вокруг было темные очертания деревьев. Ему на лицо упала капля воды, он прислушался, шел дождь. Видимо его прикрывали ветви. Втайне он надеялся обнаружить себя в помещении, но потом вспомнил о пробуждении в камере и передумал.

Он перевернулся на спину.

— Сколько я здесь провалялся?

— Два часа семь минут.

— Ты говорил что у нас в запасе три часа.

— Это в самом худшем случае.

— Сколько сейчас времени?

— Восемь часов вечера.

Он вдруг понял что совсем не удивился бы, если бы сейчас было восемь утра.

Удивительно как теряется чувство времени когда не видишь солнца, ну или часов.

— Так, и еще немаловажный вопрос, сколько я был в отключке, пока не очнулся в камере.

— Двадцать семь часов.

— Ого, что со мной все это время делали?

— В основном нас перевозили. Монокль сняли, я не смог отследить в какую сторону везли и на сколько километров.

— Черт. — Сергей постарался собраться с мыслями. — Так, нужно найти укрытие и желательно людей. И нужно понять где мы в итоге оказались.

— Поддерживаю этот план.

— После того как разберемся с местоположением, думаю дома мне сейчас лучше не появляться. — он немного помолчал. — Наверное стоит ехать к Лехе домой. Ты со мной согласен?

— Я думаю это самое рациональное решение в данной ситуации.

— Стоит ли позвонить Алану или Игнату?

— Скорее всего за ними так же следят. Только подставишь их. И по моему ты забегаешь вперед.

Сергей и сам это понимал, но почему-то захотелось спросить.

— Тогда выдвигаемся.

Сергей рывком поднялся на ноги. Его качнуло в сторону, видимо ранение и потеря крови не прошла бесследно.

Он прислушался к себе. Нога не болела, в целом самочувствие тоже было нормальное. Ничего специфичного в ощущениях не наблюдалось, значит Лакки ничего не перекрывал.

Сергей присев на землю, оглядел раненую ногу. На коже осталась обширная корка запекшейся крови, он решил пока ее не трогать.

Еще немного посидев, он дождался когда кровообращение наладится. Голова была тяжелой, в ушах шумело. Хотя возможно это из-за выращенных в ушах антенн.

— Сергей, у нас заканчивается время.

— Да-да, иду.

Стараясь ни о чем не думать, Сергей встал и направился вперед. Он обнаружил, что при ходьбе раненая нога немного ноет.

— Я не успел срастить все ткани до конца, — мгновенно среагировал Лакки, ответив на незаданный вопрос, — скоро все пройдет.

Сергей миновал около ста метров, как вдруг услышал глухое порыкивание. Боковым зрением он уловил как на него несется что-то темное.

Сергей развернулся навстречу возникшей опасности. Это был небольшой бродячий пес.

На мгновенье он расслабился, это была именно собака, не волк и не поисковая овчарка.

Однако через мгновение он заметил что ход пес не сбавляет. Глаза собаки горели совсем не по доброму, а оскал белозубой пасти ничего хорошего не сулил.

По мере приближения, собака перестала казаться небольшой и Сергей попятился. Как раз в этот момент пес приблизился на расстояние прыжка и взмыл в воздух на уровне его лица.

Сергей сжался и неуклюже отмахнулся рукой. Глаза он рефлекторно зажмурил.

Уши резанул короткий, но пронзительный визг собаки, перемешанный с громким хрустом.

В следующее мгновенье его обдало чем-то горячим и липким.

Сергей открыл глаза. Перед ним лежало обезглавленное тело животного. Он содрогнулся и будто со стороны услышал собственный сдавленный всхлип.

Его затрясло.

— Черт. Да ну нафиг. — Сергея затошнило, колени подкосились он сел на землю. — Собаку то за что.

Лакки молчал.

— Ну где все эти замедления времени.

Он чувствовал что сейчас расплачется как девчонка, к горлу подскочил комок.

— Что ты молчишь?!

— Я не вернул к прежнему уровню рефлексы и силу. Я решил что еще рано. Ускорение рефлексов требует слишком много ресурсов. Нам их и так сейчас не хватает.

— Я же убил ее.

— Она могла тебя покусать. — прагматично заметил Лакки

Сергей всхлипнул.

— У тебя что-то с гормонами, возможно сбой из-за модификации. Я искусственно повышаю уровень тестостерона, приготовься.

— Не смей.

Лакки успел сделать свое дело. Через мгновение Сергей успокоился.

Он невозмутимо оглядел тело собаки. Из ее перебитых жил толчками выстреливала кровь. Затем он оглядел себя, одежда была забрызгана мелкими темными каплями.

Он поднялся и отряхнулся.

— Это ведь обычная собака охраняющая территорию, — пояснил он, — чуть агрессивная. А я ее убил, не специально.

— Понял. Ты хочешь что-то сказать?

— Да, прекращай с моими гормонами играться. Знаешь, я раньше не убивал никого. И если в обычной жизни я бы расплакался как девчонка, то я лучше расплачусь. Я не робот. Это не сбой гормонов, а моя нормальная реакция.

— Хорошо, но с твоего позволения я все же буду вмешиваться в критических моментах.

— Договорились.

Сергей направился к реке, определив направление по шуму воды. Подойдя ближе он с места прыгнул в воду.

— Ты еще слишком слаб, может не хватить энергии чтобы согреться.

— Разберемся, — Сергей почувствовал облегчение смыв с себя собачью кровь. — главное еду найти.

Он выбрался на берег, и стал прыгать на месте, стараясь бороться с ознобом.

Гаджет:  Новости и сообщения из официальной группы Вконтакте Салона-магазина Твой Гаджет - Магазины - Магнитогорск

Слушай, надо бы как-то отрегулировать мои рефлексы. Ну и силу. А то так чихну в людном месте, — потом журналисты мою простуду назовут терактом века.

— Я уже занизил до нормального уровня. И простуды у тебя теперь не будет.

— За простуду спасибо, но я не о том. Я хочу чтобы они не были занижены, и при этом я не представлял угрозы для окружающих. Хочу использовать ее на том же уровне что и ты. Ведь мы пережили с тобой серьезную заварушку. Те охранники были профессионалами. А ты с легкостью их раскидал.

— Нужно провести серьезную работу над спинным и головным мозгом. И мне понадобится полный доступ к памяти, без этого никак.

— Шантажируешь?

— Нет.

— И много это времени займет?

— Один месяц.

— Не быстро.

— Так. Нужно найти укрытие и поесть. — сказал он скорее себе, чем Лакки.

Сергей вспомнил про собаку.

Вернувшись к тому месту где лежало тело, он недолго думая стянул с пояса ремень.

Он перевязал задние лапы собаки. И побрел вперед таща ее за собой.

Через несколько часов, Сергей почувствовал, что Лакки ненавязчиво направляет его левее, и вскоре он вышел к старому деревянному сараю.

Сарай оказался довольно крепким, несмотря на то что выглядел давно заброшенным. Решив что минимум еще одну ночь сарай простоит, Сергей стал обустраиваться.

Внутри сарай был пустой и на удивление чистый. Осмотрев его он ничего полезного не нашел.

С разочарованием подумал о том что сырой собака будет не очень вкусна и тут же удивился своему хладнокровию.

Вот значит в чем секрет решительных людей, они не корят себя и не раздумывают.

Сергей вспомнил о том что он не в своей одежде, и решил осмотреть все карманы.

Не смотря на то что он успел вымокнуть несколько раз, одежда успела высохнуть.

Все таки спецодежду стали делать на совесть.

В нагрудном кармане оказался кошелек. Внутри нашлось немного наличности, универсальный проездной. К своему ужасу, Сергей обнаружил маячок для поиска потерянного кошелька.

Он приготовился обругать себя за такую оплошность, но на помощь пришел Лакки.

— Я заблокировал все маяки как только мы покинули здание. Кстати их было три.

Все таки он читает мои мысли. — подозрительность Сергея вновь дала о себе знать.

— Я не читаю твои мысли. Я увидел, почувствовал что ты нашел один из маяков.

Сергей про себя усмехнулся. — очень правдоподобно. Хотя пора привыкать что мы в одной команде.

На всякий случай он засунул содержимое кошелька в карман, а сам кошелек отложил в сторону. Решил что если удастся развести огонь, нужно будет его сжечь от греха подальше.

Внутри нагрудного кармана был нашит патронник.

Изучив его он подивился своей везучести. В нем он обнаружил маленький фонарь, армейский нож и зажигалку.

Он щелкнул зажигалкой, и счастливо улыбнулся увидев весёлый огонёк.

Спасибо. — пробормотал он, не зная кого благодарить. — спасибо тебе предусмотрительный охранник, — немного подумав решил он.

Сергей обошёл вокруг строения. Повсюду одни деревья. Больше никаких признаков цивилизации.

Он насобирал веток и вернувшись в сарай развёл костёр.

Пол в помещении был бетонным, поэтому он не опасаясь пожара отправился в лес за валежником, намереваясь сделать из него постель.

Никаких переживаний Сергей не чувствовал, говорить ему тоже не хотелось. Видимо уровень тестостерона оставался на максимальной планке. Лакки тоже молчал.

После сбора валежника, Сергей взялся за свежевание собаки.

— Слушай, Лакки. Я вот о чем подумал, ты с моим телом лучше меня управляешься. Зачем тебе я нужен?

— Без тебя я не смогу работать. Я лишь маленькое устройство.

— Я не верю в это. Ты делаешь такое что ни один человек не смог бы сотворить.

— Я не делаю ничего такого что не смог бы сделать любой человек. — парировал Лакки.

— Ты видимо неправильно меня понял. Я имел ввиду прыжки на несколько десятков метров, та скорость с которой ты двигался, да и не в человеческих силах видеть электромагнитные волны.

— Это заблуждение. Человек может больше.

— Видимо ты имеешь ввиду какого-то другого человека, для которого нормально антенны из ушей растить.

— Ты осознанно контролируешь только одиннадцать процентов всех процессов в своем теле. Все остальное процессы происходят независимо от твоей воли и при этом они довольно расточительны. Если бы ты задался целью, то мог бы любыми способами модифицировать свое тело.

— Но почему тогда люди этого не делают?

— Не могут сфокусироваться. Мне это проще.

— Объясни наглядно.

— Я как пристройка к мозгу Которая позволяет более тонко и эффективно управлять ресурсами твоего тела. У человека пять участков мозга. Я шестой. И к слову, мозг не может существовать без человека, а я не могу существовать без тебя.

Сергей помолчал.

— Но ты ведь можешь говорить, принимать решения. Я не разбираюсь в концепции интеллекта, но по моему ты вполне разумен.

— Весь мой разум основан на том что я успел просканировать из твоего мозга.

— То есть ты это я?

— Так и есть.

— Но я ведь с тобой разговариваю.

— Можешь считать что у тебя раздвоение личности.

Я схожу с ума, или он начал хорошо шутить? — подумал Сергей.

— Мы ведь не всегда приходим к одинаковому мнению.

— Я просчитываю чуть больше вероятностей, с возрастом и с опытом, ты начнешь приходить к той же модели поведения.

— То есть ты намекаешь что я недоразвитая версия тебя?

— Не намекаю. Мы просто разные слои сознания.

— Как это?

— Например, когда ты хочешь в туалет, у твоего тела и спинного мозга существует потребность опорожниться здесь и сейчас, но твой разум приходит с ними к компромиссу, и ты терпишь до туалета.

— Вот так объяснил. Мне нужно все это обдумать.

Сергей соорудил из веток что-то вроде вертела. Усмехнувшись над своими мыслями, он вспомнил что всего пару месяцев назад он вместе с Лехой делал то же самое. Учился разводить костер, Сергей даже не сразу понял, что разложил его таким образом, чтобы тот выделял меньше дыма и быстрее прогорел до появления горячих углей.

Леха тогда взял с собой арбалет. В первый день они подстрелили утку. А после, пол вечера занимались расставлением силков и на следующий день ужинали кроликом. Леха Очень подробно рассказывал как делать вертел из веток, как смастерить лук и стрелы. Тогда это было интересно.

Это очень пригодилось сегодня, — подумал Сергей, — настолько что это даже слишком подозрительно. — Леха будто чувствовал, или знал.

Сергей отогнал от себя глупые мысли. Подумал что лучше будет еще порасспрашивать Лакки.

— Слушай, там на поляне, когда я вылез из воды, ты сказал что если я не поем то умру. Рана была ведь не серьезная. Из-за чего так получилось?

Лакки немного помолчал, будто решая с чего начать.

— Во-первых, ранение не были таким уж безобидным. Последняя пуля пробила артерию. Ты потерял много крови. Мне пришлось ускорить циркуляцию крови, и использовать отходы твоей жизнедеятельности и воду из реки. Во-вторых, я неправильно рассчитал нагрузку.

Я не успел завершить укрепление кровеносной системы и из-за нагрузки, произошло много разрывов, в частности в области головного мозга. И на каком то моменте у меня не хватило материалов чтобы латать дыры. Нужен был срочный отток крови и строительный материал.

Лакки помолчал, затем снова заговорил. Сергею показалось что тот оправдывался

— Я начал модернизацию кровеносной системы от сердца, к конечностям. Кровоснабжение мозга я оставил на потом, — тут он почти со злорадством добавил, — к тому же он был под запретом. Последним фактором был незапланированный рывок при побеге. Я выкачал слишком много ресурсов, а в твоем организме их оказалось слишком мало. В частности белка, витамина С и витамина А. Сам я бы никогда не догадался съесть мох и червяка.

— Какого червяка?

— Того что был в куске земли.

— Вот черт. — Сергей закусил губу. — Видимо присутствие в моем теле Лакки дает о себе знать. Мое отвращение готовое перерасти в рвотные позывы, перекрылось пониманием того, что этого оказалось достаточно чтобы я остался жив. Да уж. Прихожу к правильной модели поведения.

— Слушай, давай начнем изучение моего мозга, даю официальное разрешение. — немного подумав он добавил. — И надо создать какой-нибудь резерв. Ну с запасом топлива, на случай таких вот рывков. А то не хотелось бы скончаться от недостатка червяков в организме.

Пока они разговаривали, собака успела прожариться.

Сергей буквально накинулся на еду.

Получилось примерно четыре килограмма мяса. — подумал он, — Если придумать как хранить, его может хватить надолго.

Но Лакки видимо решил иначе. Сергей почувствовал неладное, когда понял, что после первого поглощенного килограмма чувство голода не подумало проходить.

Решив не задавать вопросов и не удивляться, он просто расслабился.

После того как с мясом было покончено и пришло насыщение, Сергея потянуло в сон. Он не помнил как добрался до валежника. По ощущениям он уснул сразу.

Глава 9. наблюдатель

Я снова в лесу. Мы с Игнатом сидим в какой-то яме. Я огляделся. Яма образовалась вследствие того, что упавшее дерево своими корнями вывернула большой кусок земли.

— Я думаю у нас есть часа три. — услышал я голос Игната.

Я кивнул.

— Не знаю как они нас так быстро находят. Лакки не мог ошибиться, на нас нет маяков?

Я хотел ответить что Лакки меня игнорирует, но ответил другое.

— Точно, я думаю у них обычные тепловизоры, или какое-нибудь ночное зрение. — Ответил так потому что давно об этом думал, хоть и не помню об этом.

— Но я думаю они все равно на нас скоро выйдут.

— Думаю они умеют читать следы, а мы серьезно наследили.

— Я насчитал семь человек. Отряд небольшой.

— Лаки тоже подтвердил, говорит смог сжечь их систему связи. Они не могут общаться со своей базой, ну или что там у них. Они теперь говорят только между собой.

— Хорошо. — Игнат кивнул.

— Мы не можем убегать вечно. Да и ребята не из тех что возвращаются с пустыми руками.

— Какие предложения?

— Их нужно нейтрализовать.

— То есть убить?

— Если потребуется, то да. — Я почувствовал как скривился мой рот. Мне тяжело дался такой ответ. — По другому прекратить погоню не получится. Их даже Лакки побаивается, а я рассказывал как он разгромил тех охранников.

Игнат промолчал.

Я помню, вернее не помню. Знаю что вчера, когда началась эта погоня, он почти расклеился. Я это почувствовал, хотел вмешаться но Игнат сам взял себя в руки.

Да откуда я это знаю?

Я хочу похлопать по плечу Игната. Все же, ему события последних дней дались нелегко, да и не заслужил он этого.

Рука не шелохнулась.

Я напрягся, сосредоточился на руке, — безрезультатно.

Хм, странно. Решил сказать об этом Игнату, но не смог издать и звука.

— Ты ведь понимаешь что иначе не получится? — спросил я. Или не я? Мое тело будто стало жить своей жизнью, или…

И тут меня осенило.

Все таки это произошло. Все прошедшие события стали складываться в единую картину. А если прислушаться к себе, погони столкновения с бойцами для меня не были значимы. События для меня, — это потери памяти и те моменты когда я вдруг появляюсь в событиях, начало которых не помню.

Я, — это уже не я. Лакки захватил мое тело. Я не помню последние три дня. Видимо Лакки что-то сделал Но сейчас, я каким-то образом могу видеть происходящее.

Твою мать.

Мне хочется орать, материться. Если бы я владел своими руками, я вырвал бы из своего тела эту тварь.

Черт, а ведь теперь такой же гаджет в девочке Ире, и в ее родителях…

И в Игнате. Он ведь даже не подозревает что говорит не со мной.

Твою мать! Теперь по моей же наводке, этот паразит начал выращивать целый выводок подобных себе.

— Сам уже все понял. — выдержав паузу ответил Игнат. — Не скажу что меня это радует, но здесь либо мы или они.

Я лишь кивнул.

Я стал изо всех сил сопротивляться. Пытаться сделать какие-нибудь движения руками, или что-то сказать. Но я будто был в воде. Мне было не за что уцепиться и не от чего оттолкнуться.

Вскоре я понял тщетность своих усилий, и смирился с тем что никак не могу повлиять на происходящее.

Пока я безуспешно пытался вернуть себе контроль, прошло уже немало времени. Я даже не следил за тем, что происходит там, в реальном мире.

Я обнаружил что притаившись за деревом, я стою за спиной одного из преследователей. Его не видно, но я чувствую что он там.

Я решил максимально погрузиться в происходящее. Может если я буду внимательнее, я смогу улучить момент когда Лакки ослабит контроль. И тогда мне удастся перехватить управление.

Пока мы сидели в яме под защитой корней и земли, нас обошли двое бойцов.

Они осторожно продвигались вперед шаг за шагом осматривая территорию. Нас они не заметили чудом. Хотя, хотя скорее всего они вымотались за эти дни и потеряли осторожность.

Обменявшись взглядами с Игнатом, мы двинулись вслед за бойцами.

У меня был четкий план. Как я подхожу со спины, зажимаю рот не давая ему окликнуть своих, потом… А что потом?

Для меня очевидно что оставлять в живых противника нельзя. Тот же кто сейчас в моем теле крадется вслед за солдатом, не представляет что делать дальше. Не может решиться и действует, решив отдать результат на волю случая.

Он боится.

Боец за которым я крадусь вышел на небольшую проплешину. Он посмотрел налево, встретившись взглядами со своим товарищем, который стоял в десяти метрах от него.

Меня они похоже не замечают. Сейчас они пойдут дальше, а я следом.

Вдруг за спиной второго солдата появился Игнат. Мгновение назад его там не было и вдруг появился, настолько быстро он двигался.

Молодецки размахнувшись ржавым топором, он ударом снизу вверх снес половину черепа своей жертве. Не останавливая движения он снова размахнулся, и перевернув топорище вниз, обрушил свое оружие на то что осталось от шеи солдата.

Это произошло меньше чем за секунду. Из перерубленных жил вырвались струи крови окропив его лицо и руки. Вторым ударом он практически разрубил парня напополам.

Я застыл раскрыв рот. Ну и ну, такого я точно не ожидал. Не смотря на нервную дрожь охватившую тело и сознание Сергея, я был спокоен. Нет, удивлен конечно, не каждый день твой друг рубит людей напополам, но спокоен.

Краем глаза я заметил что второй боец увидев эту картину не впал в ступор. Он вскинул автомат, он уже не походил на травматическое оружие, и готовился отомстить за товарища.

Что за промедление? Да солдат движется медленно, но тот кто управляем моим телом стоит и не торопится помешать солдату расстрелять Игната.

Я прислушался к себе, я обнаружил что могу не только ощущать душевное состояние. А похоже у Лакки тоже были чувства, — очень мило. Я могу видеть отголоски размышлений.

Все время пока я крался за солдатом, в этой голове мелькали разные мысли.

Игнат как и Ирина изменился очень быстро. Тот приосанился, уверенность исходила от него волнами. Он стал сильнее, об этом я узнал на следующее утро, после того как отдал ему гаджет. Он хвастался что смог отжаться в три раза больше чем обычно. Но главное он стал быстрее. А его движения стали точными и стремительными.

Однако его гаджет так же как и у Иры, не стал общаться с ним голосом.

Я вдруг стал вспоминать почему мы убегали. Воспоминания обрывками образов стали проникать ко мне в голову. Те ребята были профессионалами. Они гнали нас как дичь по лесу.

Отряд преследователей был немногочисленным, всего семь человек. И они практически не допускали ошибок.

Одного я случайно убил в гостинице. Вернее не случайно. Я понял что кто-то из нас в той схватке погибнет. Несмотря на все мои умения и участие Лакки, бой был тяжелым. Я вспомнил как мне было не посебе от осознания того что я убил человека. Я попросил тогда Лакки приглушить уровень стресса.

Но даже сейчас я думаю что поступил верно. Убийство это не хорошо, но если выбирать между кем-то и собой, я не готов был отдать себя на заклание.

Все же я отличаюсь от того человека который сейчас затаился в зарослях. Я чувствую сильный мандраж, и понимаю что это не мои эмоции.

Я спокоен, а тот кто в моем теле сейчас готовится напасть на противника, — нет. Сомневаюсь что Лакки и правда может боятся?

Хотя есть от чего. Единственное что играет сейчас на нашей стороне, это усталость. Погоня длится без малого пять дней. Охотники, какими бы крутыми они не были, всего лишь люди. Они устали.

Мы тоже устали, но не критично. Я вижу все ошибки которые допустил этот боец. Все время пока я шел за ним, он ни разу не обернулся.

— Сергей, пора действовать. — Я услышал знакомый голос в голове. Затем, я увидел красный контур цели. Лакки любезно обвел солдата на которого мне предстояло напасть. — Я на максимум ускорил восприятие, и время для тебя замедлилось, но если не остановить его сейчас рискуешь потерять своего друга.

— Здравствуй падаль, — Я сфокусировался изо всех сил на этой мысли. Хотел произнести ее, чтобы Лакки услышал. Но вместо этого почувствовал как киваю.

— Это мужчина, броня на нем легкая.

— Лаки, ты ведь сможешь подключиться ко мне и нейтрализовать его? — я отчетливо услышал эту мысль в своей голове. Мою мысль. И перестал вообще что-либо понимать.

Может я сошел с ума? Нет, не думаю.

— Я уже вмешался. Прости Сергей. Тебе придется разбираться самому — Лаки сделал небольшую паузу. — Они многое видели, я надеюсь ты понимаешь, нам лучше не оставлять свидетелей.

Я судорожно сглотнул. Интересно наблюдать за собственными мыслями со стороны. Во мне, вернее в теле, что совсем недавно было моим, боролись два Сергея. Они перекрикивали друг друга и потрясали кулаками.

Гаджет:  Аксессуары для авто. Магазин аксессуаров для автомобиля

Правда у первого, того что не готов был к борьбе и мечтал о спокойной жизни, голос был менее уверен, да и воли к сопротивлению почти не было. На стороне нового Сергея был гнев. За то что его похитили и избивали. За боль которую пришлось перенести Ирине. За страх что сопровождал нас эти дни.

В голове пронеслись воспоминания о том как началась погоня. Я вспомнил как один из солдат напал на меня.

И я в первый раз убил, целенаправленно убил человека.

Он был сильным и смелым, но на моей стороне был гаджет.

И я почувствовал ненависть на этих людей за то, что сейчас молча кивнул соглашаясь с Лакки. Несомненно он был прав. Но самое главное, сколько бы я не гнал от себя эти мысли, — я хотел убить.

Потом я чуть отстранился. Я почувствовал что сомнений во мне гораздо меньше чем должно было быть у парня который всего несколько месяцев назад жил очень беззаботно.

Я почувствовал как Сергей наконец-то взял себя в руки. Ждать и впрямь было нельзя. Дуло автомата уже было нацелено на Игната. А Игнат сам пребывая в ступоре, стоял и смотрел на свои руки.

Стремительный рывок. Мое тело распласталось над землей.

Я бросился на на человека со спины. Зажав ему рот, я резким движением дернул на себя и свернул ему шею.

Раздался негромкий но противный хруст. Тело в моих руках обмякло.

Я разжал руки и выпрямился. Закрыв глаза и не открывая их я запрокинул голову к небу.

Мне захотелось закричать, громко и протяжно, выпустить все накопившееся внутри.

Я глубоко вдохнул и стоял так секунд десять не выдыхая.

Я открыл глаза.

Вначале я немного опешил, надо мной возвышалось небо и оно было непривычным. Небосвод поделен на две равные половины. На одной части была лунная ночь. На другой пасмурный день.

Я моргнул, картина вновь стала нормальной.

— Ну ты и псих. С каких пор ты стал рубить людей топором? Или я что-то не знаю про твои методы ведения бизнеса?

Игнат и Сергей убедились что поблизости нет других бойцов. Вернее Лакки просканировав округу любезно об этом сообщил.

Они перетащили труп со сломанной шеей ко второму, разрубленному напополам. На того парня смотреть было страшно, не то что перетаскивать.

Затем они принялись осматривать амуницию. Оба были на взводе но в панику не впадали. Оба понимали, что сейчас важнее всего повысить свои шансы на побег и как можно скорее скрыться.

— Ты своего кстати тоже мог не убивать. — угрюмо ответил Игнат. — Я то хоть с перепугу, наверняка бил, а у тебя похоже патология. Это ведь не первый убитый тобой солдат. Попахивает серийным маньяком.

Игнат натужно пытался шутить, но получалось у него не очень.

— А где ты топор взял?

— Я его почувствовал. Хотел найти оружие, ну или хоть что-то подходящее. и меня как будто потянуло к дуплу в старом дереве. Благо оно было по пути. Я руку сунул, и вытащил топор. При чем все так естественно получилось, будто я сам его туда положил.

— Интересно, похоже гаджет так с тобой взаимодействует. Он с тобой не пытался заговорить?

— Нет. Но все же своего ты зря убил, могли расспросить его. Информации нам точно не хватает.

Вновь в голове помутнение. Вновь каскад картин лиц и событий. Мне было больно. Голова норовила лопнуть. Меня то слепил яркий свет, то разрывал протяжный терзающий сознание звук.

Я закричал, но крика не слышно. Я знаю что кричу, но звука нет.

Я в другом месте.

Я не успел заметить когда передомной появился Сергей Арменович. Будто кадр сменился. Мы снова в лесу, но в другом, это место отличается от того где я был до этого.

Мы не таясь сидим у костра и пьем любимый чай Деда. А он как в старые времена, которые к слову миновали совсем недавно, распекал меня будто пацана.

Я усиленно пытаюсь вспомнить чем заслужил неодобрение старика.

Поняв что снова пропустил какой-то кусок, я решил не бороться а принять на время правила игры. Просто понаблюдать и посмотреть куда меня это приведет.

Оставшиеся четыре солдата из отряда, быстро поняв свои ошибки, резко изменили стратегию.

Если до этого они пытались нас нейтрализовать не причиняя вреда. То после потери почти половины отряда, они стали применять огнестрельное оружие, и стреляли на поражение. Они больше не подставлялись и не разделялись.

Каким-то образом мы оказались в том лесу где располагалась земля Сергея Арменовича. Я так и не понял, случайность это была или нет.

Лаки смог быстро установить связь и организовать операцию по нашему спасению. Похоже у хитрой железяки, силен инстинкт самосохранения.

Я знал насколько обширно распространяются коммуникации и тоннели под владениями Деда. А также какими устройствами он оснастил периметр.

Весь лесок был оснащен системами наблюдения и сигнализации. А еще, я лишь теперь понял зачем ему было нужно столько ловушек.

Похоже в его жизни уже были ситуации когда ему нужно было отстаивать свою территорию.

Я наверное не узнаю что он делал и какими методами. Спустя двадцать минут после сообщения Лакки, нас встретил Сергей Арменович, с вопросом: «И куда вы кони так несетесь?»

Затем мы оказались на поляне где Дед заваривал свой чай, а я в мельчайших подробностях, в который раз пересказывал историю своих злоключений.

— Мне кажется у меня дежавю. Ты пытаешься победить профессионалов, а ведешь себя так будто играешь в пятнашки с школьником. Против тебя отряд бойцов а ты с ними в прятки играешь и убегаешь.

— А что мне нужно было делать?

— Слышал когда-нибудь такую фразу, Лучшая защита это нападение.

— Ну слышал.

— Нукает он. Тебя если пальцем тронули, вырывай с мясом руку. С твоими возможностями, тех салаг можно было за пару часов в блин раскатать. Я уже не говорю о том что вас было двое и вы раздобыли оружие.

Я сидел и опустив голову слушал то что говорил мне этот Сергей Арменович. Злость во мне клокотала, но больше на самого себя.

— Вот скажи, если бы у тебя танк был, ты его тоже припаркованным бы оставил, а сам врагов голыми руками бил? — Сергей Арменович иронично хмыкнул, — Я старпер вынес четырех профессионалов, будучи гораздо слабее их. А знаешь почему?

Я как провинившийся школьник покачал головой.

— Во-первых потому что думал головой. — он ткнул меня пальцем в лоб, — Во-вторых потому что был готов ко всем возможным исходам. Даже к тем где я потеряю конечности или буду убит. И на все у меня был план. И даже самый худший исход не заставил бы меня ныть и перестать действовать. Но главное, я бы никогда не позволил им даже на полкилометра приблизиться ко мне или к моему жилищу. А почему?

Он посмотрел на меня, и не дожидаясь ответа продолжил.

— Потомучто у меня, как и у тебя, есть ресурсы, и я их использую.

Я стал размышлять. Не тот я что сидел на поляне, а тот что заперт. Я стал понимать что не все так просто. В теле Сергея, в моем теле, сейчас живет три сознания. Сергей, для которого все происходит по настоящему и в реальном времени. Лакки который на меня никак не реагировал, или что похоже на правду на самом деле не слышал меня. И я, тоже Сергей Ковалев, но другой.

Я стал анализировать поведение и переживания Сергея, и то что я, наблюдатель, чувствую и думаю на самом деле.

Я вдруг осознал, — все что происходило с Сергеем было для меня как повествование от третьего лица. Но на каком-то моменте я смог отделиться.

Стал бы я поступать так как поступает Сергей? Были ли его переживания, настолько же важны для меня. Стоило мне задать себе эти вопросы, и стало вдруг очевидно. Я точно вел бы себя иначе, и не сокрушался по поводу того что по моей вине кого-то ранили, или мне при спасении собственной жизни пришлось кого-то убить. И уж точно, я не позволил бы себя преследовать столько времени.

Тогда вопрос, кто я такой?

Немного подумав, сгенерировал ответ: Я Ковалев Сергей Викторович. И то что присуще Сергею который выслушивает в эту минуту нотации от Деда, присуще и мне. Только не в такой мере, для меня более очевидны многие ошибки. Я бы не позволил пять дней гонять себя по лесам.

Это не мысли из серии, как в прошедшем диалоге правильнее было бы сказать чтобы выйти победителем. Это четкое понимание, что я бы не потерял способность мыслить объективно.

Мысли о крови и прямом столкновении с противником, тоже вызывают во мне негатив. Но если это необходимо, я не буду забивать свою голову лишними терзаниями. Сделаю что необходимо, и буду спокойно жить дальше.

Если разобрать сложившуюся ситуацию, могу предположить что разделение произошло в тот момент, когда Лакки сделал резервную копию.

Похоже я просто ошибка. И мне остается только наблюдать за тем как проживает свою жизнь настоящий Сергей. Возможно однажды я смогу докричаться до него и до Лакки, и в голове Сергея появится новый голос.

Я бы улыбнулся, но мне просто нечем улыбаться. Желание улыбки было скорее механическим.

Кстати похоже этим и объясняется моя прагматичность. В теле Сергея бушуют гормоны, у меня тела нет, я только разум, я свободен от слабостей и потребностей человеческого тела, а также от терзаний и сомнений.

Не знаю хуже это или лучше, но мне только и остается что сравнивать.

— Дальше будет только хуже и тяжелее. — продолжал тем временем свой монолог Дед. — Поверь, скоро с ностальгией будешь вспоминать ваши догонялки в лесу. Ты давно не мальчик, — больше не имеешь права. Ты мужчина. Запомни это.

Я чувствовал что лицо краснеет. Я посмотрел на Игната, он спокойно слушал грозную тираду и был совершенно невозмутим. Более того на его лице было не возможно что-то прочитать.

— А что я мог сделать.

— Ну хоть вопросы стал задавать. Это уже радует. — Сергей Арменович улыбнулся. — Ты должен был выжить, а еще должен выслушивать мои нотации.

Я непонимающе посмотрел на него.

— Признаюсь я не до конца справедлив. Меня очень злит, что ты при первых трудностях расклеился как кисейная барышня. А я ведь все лето учил тебя стрелять, показывал различные боевые приемы и хитрости выживания. И все как в пустоту. Но ты пока учишься. И чудес не бывает, даже с гаджетом. Поэтому просто уважь старика, и дай мне тебя вволю поругать.

Краем глаза я увидел как Игнат едва заметно улыбнулся.

— Ладно, хватит с тебя. По поводу охотников за патентами я подергаю за ниточки, постараюсь в ближайшее время решить этот вопрос. Игнат, ты пока своих ребят ненадолго придержи, чтобы им за компанию не влетело, там чуть другой уровень.

Игнат согласно кивнул.

— Сергей Арменович, чему я учусь? Вы так говорите будто сами подстроили это все.

— Ну ты дурные мысли то из головы выбрось. А что до учебы, Лешкин эксперимент еще не закончен. И пускай он приобрел размах боевых действий, но ты все еще учишься жить по новому. Вот уже стал друзей подтягивать, а между прочим, у людей потребность в коммуникации развивается в среднем на третьем году жизни. Прогресс однако.

Я чувствовал что в ответе Деда, в который раз не обошлось без иронии. Но Сергей версии один точка ноль похоже ничего не понял. Видимо дело не только в гормонах, я просто умнее него.

Перед моими глазами все завибрировало. Мир стал терять очертания. Снова это чувство черноты. Интересно, чем это вызвано и когда прекратится.

Из черноты на мгновение выныривали краткие обрывки образов, а затем проносились с бешеной скоростью куда-то где я не мог их увидеть снова. Началась очередная атака моего измученного сознания.

Я сижу в кабинете в каком-то кабинете. Рядом со мной сидит мужчина в военной форме. У него очень холодные льдистые глаза. Я не разглядываю его, думаю это черевато, просто при мысли о нем именно эта деталь всплыла в голове.

Он равнодушно изучает людей что пошатываясь стоят в углу кабинета.

В одном из них я с трудом узнал Джорджа Александровича. Того самого что допрашивал меня там в тюрьме. Он сильно избит.

В голове, снарядами взорвались воспоминания.

Это Сергей Арменович, решил наши проблемы. Всего одним звонком. Он связался с какими-то бывшими коллегами.

Мне больше нечего бояться.

Я сижу, смотрю на них и не знаю как себя вести. Вернее Сергей не знает.

Букет переживаний огромный, от облегчения, до непонятного чувства вины перед избитыми. Хотя бы хватает выдержки быть спокойным и не показывать своих чувств.

Хотя переживать на деле есть от чего, этот с льдистыми глазами, Александр Петрович, его следует опасаться.

Он обычный человек, но его аура… Такая же льдисто холодная как и его глаза, и настолько бурная и обширная. Мне кажется свечение от него распространяется далеко за пределы этого кабинета. Он правда из тех кто может решать судьбы людей.

Надо бы соответствовать. Я понимаю что сейчас, даже не смотря на то что победа одержана не моими силами, необходимо показывать силу. Но рядом с этим военным, все потуги будут выглядеть как минимум жалко.

До такого уровня нам долго расти.

— Вы мои должники, — пророкотал голос голос Александра Петровича. И у людей стоявших перед ним он вызывал животный ужас. — Вас не стали устранять, но не думайте что это благотворительность.

Снова чернота.

Я, Игнат и Алан сидим у меня дома.

Не смотря на все протесты Лакки, мы допиваем уже вторую бутылку виски.

Мы не говорим, просто напиваемся. Хотя гаджеты в нас троих не дают нам это сделать по настоящему.

А чего это мы пьем? Я попытался напрячь память

Потеря семьи для Алана стала сильным ударом. Он очень ценил своих стариков.

Черт, когда это произошло? Я знал его родителей, это были прекрасные люди.

Я с удивлением обнаружил, что с того момента как я был в кабинете Александра Петровича, прошло несколько месяцев.

А что в промежутке то было? Воспоминания маленькими крупицами, появлялись в голове, но этого было слишком мало. Чем я занимался эти дни? Сплошная чернота.

Алан бледен, а лицо его ничего не выражает. А еще в нем гаджет. Не знаю на каком этапе он его получил. Но мне кажется что это может закончиться плохо. Остается надеятся на его здравый смысл и что он скоро придет в себя.

— Эти сраные гаджеты, — вспылил Игнат, — я хочу нажраться, а он из меня алкоголь выводит. И хоть бы сказал что-то, ну как твой Серег, нет же. молчит и выводит.

Алан слегка улыбнулся.

— Алан, не замыкайся только. — за эти два месяца видимо многое произошло. Мой голос спокоен и внушителен. — Ты знаешь, я тоже через это прошел.

Алан только кивнул.

— Я в последнее время много читал. Да да, не надо на меня так пялиться, еще не разучился. В общем вычитал такую мысль:

Все что ты сейчас чувствуешь, это исключительно твоя обида на то, что ты остался без дорогих тебе людей. Это только твои переживания, а родителей жалеть не нужно

Нашим умершим родным, лучше чем нам. Они больше не мучаются. И если там — я показал в потолок, — после жизни что-то есть, им точно не улыбается смотреть на тебя такого.

Рассказывая это, я пристально рассматривал Алана. И его аура мне очень не нравилась. Я никогда раньше не видел такое свечение.

Если у всех виденных мной ранее людей цвета постоянно меняли интенсивность, пульсировали, и сменяли друг друга. То у Алана было два однотонных цвета. Будто двухслойное кольцо. Внешний слой был безжизненного серого цвета. Внутренний был бордово красным. Даже темно бордовым. Почти черным. Только я раньше и не предполагал, что черный цвет может так ослепляюще светиться.

Я так и не разобрался что значат эти цвета, ну по крайней мере не помню. Вот только уверен, ничего хорошего это не сулит. И внешнее спокойствие Алана может взорваться в любой момент. Даже не смотря что мы его друзья, нам это не понравится.

А я ведь не просто так вижу его ауру. Я не проверял, но я вижу то что видит мое второе я. Он это видит и не реагирует. Он размышляет, что бы это могло значить, а я думаю что Алана нужно изолировать. А я ведь не склонен к панике, это здравый смысл.

— Я тоже в одной мудрой книге читал подходящую историю. — подал голос Игнат.

В ней рассказывалось про трех мужиков, и они постоянно смеялись. — он немного подумал, — или не смеялись, они прям ржали, причем постоянно. Уж не помню от чего или над чем. Но суть была в этом.

Они то ли в Китае, то ли в Индии путешествовали от деревни к деревне, и стоя на центральных площадях ржали как кони. Вокруг них собирались люди и тоже ржали. Видимо их смех был очень заразительным.

Эти старики поднимали всем настроение, а их за это ценили и уважали.

Короче, однажды один из них умер, и жители деревни в которой это произошло по привычке начали ходить с постными минами. Стали сожалеть, соболезновать его товарищам и согласно ритуалам всячески нагонять траур.

А друзья усопшего, сначала непонимающе наблюдали за деревенским. А потом стали ржать вдвое интенсивнее обычного.

Оцените статью
GadgetManiac
Добавить комментарий