Задержка речи и неспособность к общению. Маленькие жертвы гаджетов | Новости

Задержка речи и неспособность к общению. Маленькие жертвы гаджетов | Новости Гаджет

Гаджето-детокс: опасный эксперимент или ценный опыт?

Задержка речи и неспособность к общению. Маленькие жертвы гаджетов | Новости

В 2021 году практический психолог из Петербурга Екатерина Мурашова провела эксперимент, результаты которого оказались соершенно неожиданными, чтобы не сказать шокирующими. Эксперимент заинтересовал меня настолько, что я трижды повторяла его на себе. Результаты были совершенно другими — любопытными, но вполне ожидаемыми. Однако в эксперименте Мурашовой участвовали подростки, возможно, в этом причина различий? «Правильный» ответ вряд ли возможен, поэтому выскажу свои соображения и приглашаю читателей поделиться своими.

Эксперимент «Восемь часов без гаджетов»
Участнику эксперимента предлагалось провести восемь часов в одиночестве, не пользуясь никакими средствами коммуникации (телефоном, интернетом), не включая компьютер или другие гаджеты, а также радио и телевизор. Все остальное разрешалось: можно было читать, гулять, спать и заниматься чем угодно. При возникновении любых тревожных симптомов или состояний эксперимент следовало немедленно прекратить. Участниками эксперимента стали 68 подростков от 12 до 18 лет. Из них успешно завершили эксперимент три человека. Еще семеро продержались больше пяти часов.

Конечно, эксперимент Мурашовой не отвечает строгим требованиям XXI века к организации научного психологического исследования, и изложен он был в не в научном издании, а в журнале «Сноб». Однако невзирая на это, полученный результат заслуживает внимания. Интересующихся отсылаю к статье по ссылке, а я немного расскажу про причины, из-за которых участники прекращали эксперимент.

Свое состояние участники описывали следующими словами: «Мне казалось, что я сейчас взорвусь», «У меня голова лопнет», «начало плющить и колбасить». Почти все испытывали беспокойство или страх, примерно у половины отмечались разнообразные физиологические симптомы: тошнота, головокружение, боли и пр. У некоторых возникали кошмары, им мерещились голоса, возникали странные ощущения «как будто вышиваю в банке с крышкой» (у девочки, которая стала вышивать).

Что же это было?
Описание состояния участников напомнило мне опыты середины XX века по так называемой сенсорной депривации.

Немного о сенсорной депривации
Задержка речи и неспособность к общению. Маленькие жертвы гаджетов | Новости
Если коротко, то сенсорная депривация — состояние лишения информации, поступающей от органов чувств.
В научных кругах об этой тематике заговорили в 1956 году, после опытов с добровольцами, которых заключали в камеру, где они были лишены любых внешних внешних источников раздражения: свет и звук не поступали, они должны были лежать, вставая лишь изредка. При таком режиме можно было продержаться не более 2-3 дней. Люди теряли представлений о времени, оказывались неспособны к нормальным рассуждениям. Более 80% из них становились жертвами галлюцинаций — стены ходили ходуном, пол вращался, цвета становились такими яркими, что на них невозможно было смотреть.

Гаджет:  8GadgetPack 34.00

Еще более выраженный эффект сенсорной депривации дает солевая ванна, с температурой, близкой к температуре тела, где солевой раствор обеспечивал возможность лежать неподвижно. В этом случае исчезают практически все виды ощущений.
Опыты с солевой ванной проводил еще в 1953 году Джон Лилли. В отличие от студентов-добровольцев, он описывал свои ощущения скорее в позитивном ключе. Он достигал состояния, когда

человек смотри вокруг себя и проецирует себя наружу. Дух ощущает, что может все видеть и слышать, перемещается в пространстве, чувствует, будто он — начало чистого сознания

Лилли опубликовал свои данные лишь в 1977 году — в 50-е они, по его мнению, были слишком шокирующими. Но мне трудно представить, чтобы о них не знал Станислав Лем в 1963 году, когда был написан рассказ «Условный рефлекс».  В рассказе описывалась «сумасшедшая ванная», которая входила в программу испытаний будущих космонавтов: нужно было продержаться как можно дольше, почти как у Мурашовой. Вот небольшой фрагмент из рассказа.

Он вообще ничего не ощущал. Но эта пустота становилась тревожащей. Прежде всего он перестал ощущать положение собственного тела, рук, ног. Он еще помнил, в какой позе лежит, но именно помнил, а не ощущал. Пиркс начал соображать, давно ли он находится под водой, с этим белым парафином на лице. И с удивлением понял, что он, обычно умевший без часов определять время с точностью до одной-двух минут, не имеет ни малейшего представления о том, сколько минут — или, может, десятков минут? — прошло после погружения в «сумасшедшую ванну».
Пока Пиркс удивлялся этому, он обнаружил, что у него уже нет ни туловища, ни головы — вообще ничего. Совсем так, будто его вообще нет.
Он распадался — не на какие-то там отдельные личности, а именно на страхи. Чего Пиркс боялся? Он понятия не имел. Он не жил ни наяву (какая может быть явь без тела?), ни во сне. Ведь не сон же это: он знал, где находится, что с ним делают…
Он сам не знал, во что превратился: в него вливали какие-то липкие, холодные струи, а хуже всего было то — почему ни один болван даже не упомянул об этом? — что все шло через него насквозь. Он стал прозрачным. Он был дырой, решетом, извилистой цепью пещер и подземных переходов.
Потом и это распалось — остался только страх, который не рассеялся даже тогда, когда тьма задрожала, как в ознобе, от бледного мерцания — и исчезла.

А в наше время с «сумасшедшей ванной» произошла удивительное превращение: она стала называться красивым словом «флоатинг» и превратилась в разновидность СПА-процедур. Флоатинг активно рекламируют в качестве средства для релаксации и снятия стресса. Я пробовала, но никаких особых ощущений не испытала.

Гаджет:  Интересные статьи о смартфонах, планшетах и других гаджетах | AppTime

Вспомнив про эксперименты с депривацией, я предположила, что поколения, которое с ранних лет «подсажено» на гаджеты, гаджетодепривация вызывает состояние, аналогичное тому, которое вызывала пару поколений назад сенсорная депривация. Они не могу без гаджетов так же, как мы не можем без звуков, запахов и пр. Обычных ощущений не хватает для создания нормальной для них сенсорной среды.

Эксперимент Мурашовой показался важным и интересным, и возхникло желание повторить его на себе. Я делала это трижды, два раза вскоре после того, как прочитала про эксперимент (и подробно рассказывала об этом в блоге), а третий — вчера. Разница между впечатлениями участников эксперимента и моими оказалась примерно такой же, как разница между «сумасшедшей ванной» и флоатингом. То есть, никаких ужасов не было, зато был интересный опыт и новые впечатления — два раза из трех сугубо положительные. Возникла даже идея разработать оздоровительную методику «гаджето-детокса» на основе эксперимента.

О своем опыте планирую подробнее рассказать в следующий раз, а сейчас хотелось бы узнать мнение читателей о том, в чем причина состояния, возникавшего у подростков, и почему ничего похожего не случилось  при попытке его повторить.

Задержка речи и неспособность к общению. маленькие жертвы гаджетов | новости

Специалисты бьют тревогу. В последние годы появился новый феномен – сенсорные дети. Этот термин придумала российский детский невролог Элисо Цинцадзе, которая в своей практике все чаще сталкивается с малышами, осваивающими навыки пользования гаджетами гораздо быстрее, чем у них появляются навыки речи. «В день я принимаю около 50 детей, и из них каждый четвертый — с серьезными головными болями и нарушениями речевого развития. Чаще всего главная причина в том, что матери перестали читать детям и практически не общаются с ними — они утыкаются в гаджеты и приучают к гаджетам детей чуть ли не с пеленок», — говорит эксперт.

Сенсорные дети — новый феномен в практике детского невролога. Главные симптомы состояния — существенное снижение способностей ребенка к социальной адаптации. Например, попадая в детский сад малыш совершенно не знает, как общаться с другими детьми. Коллектив становится для него травмирующим фактором, что выливается в ряд поведенческих нарушений (например, тот же синдром гиперактивности и дефицита внимания), а также проявляется рядом симптомов. «В 2,5 года сегодня уже у 90% детей полная или частичная задержка речи. И уже в этом возрасте они становятся гаджетоманами. Это — следствие того, что никто ими не занимается, ведь развитие речи — это общение с ребенком, чтение ему книг вслух. Вместо этого матери предпочитают сунуть малышу мобильник или планшет, чтобы заняться своими делами — зависнуть в соцсетях, сидеть в чатах с подругами», — рассказывает доктор Цинцадзе.

Гаджет:  Intel Power Gadget — следим за питанием процессора

«Мы столкнулись с тем, что современные матери практически не знают колыбельных песен; они не умеют петь ритмичные частушки, столь необходимые для правильного развития детей», — говорит профессор, декан педиатрического факультета и заведующая кафедрой госпитальной педиатрии №2 РНИМУ им. Пирогова Лидия Ильенко.

Поскольку детям не читают, а книги им все чаще заменяют гаджеты, у них формируется совершенно особое мышление. Например, к моменту начала обучения они просто не понимают, почему пропущенный урок нельзя вернуть — ведь в компьютерных играх всегда можно «сохраниться». «У таких детей очень часто нарушается сон, снижается внимание и развиваются головные боли. Да, сегодня мы сталкиваемся с тем, что уже в двухлетнем возрасте многие дети жалуются на довольно серьезные мигрени. Вот статистика, которую я составила по собственной практике: 22% детей — с головными болями, 25% — с ожирением, 44% — с вегето-сосудистой дистонией, 20% — с нарушениями аппетита, до 50% — с нарушениями сна, В результате неврологи нередко назначают им седативные препараты. Уже годам к девяти детей переводят на нейролептики, которые подавляют мозговую активность. Да, дети сразу становятся на фоне их приема спокойными. Но как только курс лечения заканчиваются, боли возвращаются и усиливаются. В будущем такие дети станут потребителями уже антидепрессантов», — рассказывает Элисо Цинцадзе.

Современные детские врачи уверены, что лечить надо причину заболевания, а не его симптомы. «Я, например, настаиваю на том, что начинать надо с профилактики, — поясняет Цинцадзе. — Есть немало методик, в том числе, и из так называемой альтернативной или интегрированной медицины, которые показывают хороший эффект. Так, в 85% гомеопатическое лечение помогает избежать развития осложнений у детей. Иглорефлексотерапия – в 60% случаев. Ну а полный отказ у таких детей от гаджетов приводит к полному исчезновению симптомов в 100% случаев».

Источник — МК

Оцените статью
GadgetManiac
Добавить комментарий